Пресса о нас

«Потеря данных = потеря бизнеса»: CEO Selectel рассказал, почему бизнес идет в облака и какие ошибки совершает

Согласно докладу IDC «The Digitization of the world: from edge to core», объём глобальной инфосферы вырастет с 33 зеттабайт в 2018 году до 175 зеттабайт в 2025 году. При этом 49% хранящихся в мире данных будут находиться в общедоступных облачных средах. Как же реально устроен рынок облачных технологий? Что ждет его в будущем? Как оптимизировать IT-инфраструктуру и не допустить ошибок? Генеральный директор Selectel Олег Любимов подробно рассказал обо всем в интервью на радио Медиаметрикс Станиславу Жураковскому.

О компании

C.Ж.: Selectel это… Что делает Selectel?

О.Л.: Selectel — это сервис-провайдер в области IT. Мы строим дата-центры и внутри дата-центров реализуем спектр услуг, ориентированных на предоставление IT-инфраструктуры для бизнеса. Это аренда выделенных серверов, облачные сервисы, обработка данных, хранение данных и всё связанное с этим.

Надо понимать, что бизнес дата-центров — очень «слоёный» бизнес. На самом низком уровне идут дата-центры, то есть здания, специально подготовленные для размещения IT-оборудования. Но в настоящее время мало клиентов, готовых потреблять услугу в простом, примитивном виде, когда необходимо самостоятельно покупать, размещать, обслуживать оборудование, решать проблемы с подключением интернет-провайдеров. Обычно бизнес потребляет более высокоуровневый тип услуг — готовую облачную инфраструктуру. Там можно через веб-панель управления заказать необходимый объем ресурсов, управлять им в реальном времени, дозаказывать что-то сверх необходимого в случае пиков нагрузки (например, сезонных), делать резервные копии и т. д.

Люди делают резервные копии?

Конечно. Это одна из самых востребованных услуг.

А почему?

Сейчас от IT очень часто зависит весь бизнес. Потеря данных — потеря бизнеса. Вне зависимости от надежности вашей инфраструктуры и услуги, всегда есть вероятность наводнения, землетрясения, падения самолета на здание дата-центра и прочие форс-мажоры. Поэтому типичным для современного бизнеса является потребление услуг больше, чем одного провайдера, и разнесение нагрузки на два дата-центра. Но это дорого, нужно дважды платить за одинаковую услугу. Поэтому многие компании размещают в одной локации активную версию информационной системы, а в другой находится бэкап на случай форс-мажоров в первом дата-центре.

О клиентах

Средний чек в отрасли?

Это будет, как средняя температура по больнице. Для понимания, нижняя граница стоимости предоставляемых нами услуг — 200 рублей в месяц для самого простого виртуального сервера. Верхняя граница — миллионы рублей в месяц. Средний чек можно рассчитать как 30-40 тысяч рублей в месяц, но очень усреднённо.

Что чаще заказывают?

Зависит от сервис-провайдера и клиента. Мы больше специализируемся на публичном облаке и на выделенных серверах, где медианный чек ближе к 40-50 тысячам рублей. Есть сервис-провайдеры, специализирующиеся на сегменте В2С, стартапах, индивидуальных предпринимателях, — это традиционный хостинг, виртуальные серверы. Там чек намного ниже: сотни и тысячи рублей. На другом конце этого бизнеса есть системные интеграторы, энтерпрайз сервис-провайдеры. Здесь продажи единичные, но совершённые госкомпаниям, крупному ритейлу и т. п., а речь уже идёт о миллионах рублей.

У вас в основном В2В продажи?

Если смотреть по выручке, то да, в основном В2В.

Госкомпаний сколько в структуре?

Единицы процентов. Мы не специализируемся на этом.

А почему?

Работа с госкомпаниями — история не про продукт и технологии, а про понимание, как все устроено, и про подстройку под конкретный тендер и заказчика. Нужна плотная работа изнутри. Мы больше специализируемся на продукте и технологиях.

Самые заказываемые отрасли? Откуда к вам приходят клиенты — из IT, верно? А реже откуда приходят?

Реже всего приходят банки, что связано с особенными требованиями к сохранности данных. Есть клиенты среди банковского сектора, но они не держат у нас ключевые системы. Они выносят к нам промо-страницы, связанные с единичными акциями данные, блоги и тому подобное. Вся биллинговая информация остается внутри банка. Так же в медицине. Меньше всего услуги дата-центров заказывают отрасли с высокоуровневыми и хорошо построенными решениями. Например, системы бронирования билетов у авиакомпаний. Их никогда не будет в абстрактном коммерческом дата-центре, потому что есть несколько систем общемировых, куда интегрированы все авиакомпании (например, Amadeus). Никто не будет создавать локальную копию этой системы и разворачивать в России.

Какие ключевые ошибки совершают клиенты при покупке услуг?

Вернемся к началу — не сделали бэкап, купили услугу у одного сервис-провайдера и часто не по собственной вине, а из-за сервис-провайдера, потеряли данные. Это типичная ошибка. Не проследили за окончанием услуги, уведомления об окончании оплаты услуги попали в спам, при неоплате услуга удалилась. Особенно актуальны такие ошибки для малого бизнеса, когда нет выделенного человека внутри компании, следящего за всем.

Об IT-отрасли

Сильно ли повлиял на рынок 2014 год?

2014 год очень сильно повлиял в сторону роста российского рынка. Особенно в период с конца 2014 и до начала 2015 года. Здесь не столько политические, сколько экономические причины. Когда доллар, условно, был 30, а стал 60 рублей, все российские клиенты убедились, что платить западным сервис-провайдерам (в первую очередь, Amazon, Microsoft и Google Cloud) в два раза дороже, чем в России. Было два пика перетока клиентов от западных сервис-провайдеров к российским: конец 2014-го — начало 2015-го, и апрель — май 2018-го, когда Роскомнадзор пытался заблокировать Telegram, но в итоге заблокировал всё, кроме Telegram’а. Под блокировку большого диапазона IP-адресов Amazon, Microsoft и Google Cloud, где Telegram прыгал с одного сервера на другой, чтобы уйти от Роскомнадзора, попало много российских ресурсов, размещенных на западных серверах. Тогда был очень большой приток российских клиентов с западных хостинг-провайдеров обратно в Россию.

Куда движется IT-рынок? Что делают западные компании отличного от российских?

По IT очень легко предвидеть будущее. Можно посмотреть на происходящее на Западе, у нас подобное будет через несколько лет. Для разных отраслей — срок разный, но в среднем около 4-5 лет. В России многие компании держат информационные системы на серверах, размещенных внутри офиса. Это более 50% компаний, особенно в малом бизнесе. На Западе — 80-90% компаний обращаются в специализированные дата-центры. И в течение 4-5 лет мы достигнем западных цифр. Мы оптимистично смотрим на рост рынка не столько из-за увеличения потребления услуг существующими клиентами, сколько из-за перехода компаний с собственной инфраструктуры в дата-центры.

Почему так много компаний у нас ещё не переехало?

Возможно, виновата некоторая инерционность мышления. Компании с трудом доверяют информационные системы сторонним сервис-провайдерам. Хотя страхи напрасны. Давно работают стандарты облачных услуг. Есть специальные услуги, сертифицированные соответствующим регулятором. Есть услуга защищенного сегмента ЦОД, когда оборудование огорожено как физически, так и с сетевой стороны. Таким образом важная информация может надежно храниться и обрабатываться.

Об облаках

Насколько облачная услуга будет стоить дороже или дешевле для компании?

Средний чек вряд ли принципиально изменится. В силу совершенствования оборудования и технологий за те же деньги компания будет получать больше ресурсов. Мы наблюдаем это много лет. Ноутбук как стоил 1 тысячу долларов, так и стоит, только стал более «навороченный». Хоть аналогия из другой области, но зависимость примерно такая же. С каждым годом растет производительность процессоров. Сейчас не так быстро, как в прошлые годы, но этот закон (здесь — закон Мура) все равно выполняется путем ухищрений, и развитие продолжится.

В этом есть смысл? Нужно ли бизнесу столько вычислительных данных?

Заметен тренд на увеличение вычислительных потребностей в последние пять лет. Постепенно кроме обычных логометрических приложений начинают использоваться приложения с искусственным интеллектом. В реальности это просто приложения, написанные с использованием нейронных сетей, обучаемых на больших массивах данных. И это приводит к кратному росту потребности в вычислительной мощности. Кроме CPU используются GPU в облаке. Грубо говоря, чипы, сделанные не на основе центральных процессоров, а на основе видеокарт. Их энергопотребление и вычислительная мощность кратно больше, чем у обычных центральных процессоров.

Доля российских компаний в услуге какая? Будет ли она изменяться?

Рыночная доля составляет примерно 60%. И думаю, она постепенно увеличится. Потому что упомянутый кейс с Роскомнадзором постоянно висит над связностью между российским и зарубежным интернетом. Если у вас бизнес и информационная система размещены в Amazon, Microsoft и Google Cloud, — без разницы где, но за пределами России, в силу различных причин доступ может быть заблокирован. Навсегда или на время — трудно предугадать. Думаю, доля российских игроков будет постоянно увеличиваться. Другая причина — российские сервис-провайдеры догоняют западных сервис-провайдеров, у них появляются новые услуги.

Пойдут ли российские компании за рубеж?

Маловероятно. Может быть, за исключением русскоязычного рынка ближнего зарубежья — Беларусь, Украина, Казахстан, Узбекистан. Эти страны всегда тяготеют к России. Местных сервис-провайдеров там немного, к западным подключаться не очень выгодно в силу географии, большой удаленности, задержек сети и неудобства использования. В этом направлении у российских компаний есть определенные перспективы. Выход на рынок США или Евросоюза будет тяжелым. У локальных сервис-провайдеров на домашних рынках изначальное преимущество. Американский или рынок Евросоюза в десятки раз больше российского — объемы потребления, масштабы, количество оборудования, размеры дата-центров и т. д. Чем крупнее объект, тем он выгоднее удельно на единицу мощности. Конкурировать в этом случае тяжело. Еще один момент, российскую компанию, не очень хорошо спрятавшую свои корни, сейчас с подозрением воспринимают на Западе.

В общем, тоже понятно, почему. Спасибо огромное. Через некоторое время узнаем, как у вас дела!

Видеоверсия интервью: radio.mediametrics.ru